«Райский» отдых с 9-ю детьми

Врачу не обязательно дружить с врачом, актеру - с актером, а повару - с поваром. Но так уж получилось, что наша многодетная семья много лет дружит с другой многодетной семьей. Причем резвые Вербицкие постоянно обходят на полголовы (то бишь опережают на одного ребенка) и, как выяснилось, в отличие от нас с Викторией, останавливаться на достигнутом вовсе даже и не собираются...


 

Мы с Толяном оба неплохо зарабатываем, но наши доходы не поспевают за расходами, и вывозить свои семейства на Мальдивы или даже в Египет, посмотреть на пирамиды и Колоссы Мемнона возможности не имеем. Поэтому всегда выбирали эконом-варианты отдыха: что-нибудь попроще и подешевле. А в прошлом году решили объединиться и махнули с палатками на берег Волги.

Трехнедельный эксперимент оказался на редкость удачным, так что этим летом решили его повторить. Прицепили к моей «Ниве» и семиместному минивэну Вербицких прицепы, погрузили в них наши пожитки и поехали. Наше прежнее «стойбище» было занято, но нашли еще лучше – песня, а не место!

семья на отдыхе в палатке

в тесноте, да не в обиде!

 

Быстро (насколько это возможно при наличии такого количества детей) разбили лагерь и принялись активно отдыхать. Но ближе к вечеру Тамаре, жене Толяна, вдруг поплохело, она забилась в палатку и затаилась там, на пару часов. Когда ее позвали к ужину, выползла из своей норки и что-то зашептала моей Вике. Супруга с озабоченным видом выслушала подругу, а потом подошла к Толяну и стала что-то нашептывать на ухо уже ему.

Все это походило на детскую игру в испорченный телефон, и я думал, что сейчас эстафетную палочку передадут мне, но ошибся.

Толька посадил свою благоверную в машину, сам сел за руль и...

- Не понял... — пробормотал я, с недоумением глядя вслед отъезжающему минивэну.

- У Томки сильно живот разболелся, и Толику пришлось ее в больницу отвезти, - пояснила Виктория.

- Подумаешь, живот! Наверное, съела чего-нибудь не то... Выпила бы активированного угля, и все прошло бы.

- У нее низ живота болит, - многозначительно уточнила жена и добавила. - Срок уже восемь недель.

- Ни фига себе, - присвистнул я. - Во дают ребята! А... как же мы? - оглянулся на носящуюся по поляне, орущую и норовящую сотворить какую-нибудь шкоду ораву. - Со своими справимся, не вопрос, а вот мелкие Вербицкие...

- Да нам с тобой только ночь продержаться, — успокоила меня Виктория. — Если Томку в стационар положат, Толик завтра утром приедет, а в случае ложной тревоги – вернутся вдвоем.

- Когда он обещал быть? - спросил, подсчитывая в уме, сколько часов нам придется «держать оборону».

- Сказал, что не позже семи.

Ночь прошла на удивление спокойно, если не считать того, что четырнадцатилетняя Наташка (наша) и пятнадцатилетний Ярик (не наш) решили поплавать по лунной дорожке, и мне пришлось эту сладкую парочку разгонять по палаткам.

палатка, рассвет

Живописный рассвет

 

...В семь утра Толян не приехал. И в восемь тоже. И в девять... И что хуже всего, оба мобильника Вербицких не отвечали.

Наконец в половину десятого приятель позвонил. Только почему-то не мне, а моей жене.

- Как там Томка?! - закричала она.

Толик, очевидно, стал объяснять «как», а Вика после каждой его фразы зачем-то переспрашивала - то ли от волнения, то ли чтобы сразу и меня в курс дела вводить:

- Угроза срыва? Было подозрение на отслоение плаценты? Не подтвердилось? Врачи решили подстраховаться и на всякий случай ее недельку понаблюдать?

Услышав, что с Тамарой все более-менее в порядке, вырвал у Вики смартфон и заорал в трубку:

- Толян, ты где? Что за дела? Ты почему на звонки не отвечаешь?!

- Извини, я не мог. Всего час назад из наркоза вышел... Эту информацию я понял по-своему.

- Отходняк? Накидался на радостях, что с Томкой все обошлось? У тебя совесть есть?

- Совесть есть. А времени нет. Поэтому слушай и не перебивай...

 

 

Он рассказал, что когда вез жену в больницу, у него стал побаливать живот. Еще шутил: мол, так Тому любит, что оттягивает ее боль на себя. Оказалось, совсем «оттянул» - у нее боли прошли, а у него с каждым часом только усиливались. Надеялся, что отпустит, но к четырем утра так прихватило, что пришлось вызвать скорую.

Доктор, который удалял ему аппендикс, сказал, что еще полчаса, и начался бы перитонит. Сейчас он лежит в реанимации и еле упросил медсестру, чтобы та на несколько минут дала мобильный, потому что если врач увидит, то всем настучит в бубен.

- Вот засада... - протянул я, огорошенный новостью.

- Еще какая, - не стал спорить Толян. - Но ты не переживай, я уже с Томкиной мамой договорился - пока мы валяемся по больницам, она присмотрит за внуками.

Я с одной стороны обрадовался, но с другой засомневался:

- Думаешь, она с ними в одиночку справится?

- Легко. Моя теща - дама суровая, у нее не забалуешь. Ей бы надзирательницей в колонии строгого режима быть - все заключенные по струночке бы ходили! Так что сажай мою бригаду в свой вездеход и вези к бабушке.

Я стал отлавливать младших Вербицких. Троих удалось поймать сразу, а двоих пришлось поискать. Девятилетнего Олега нашел в кустах вместе с моим восьмилетним Алешкой – они как раз собирались ковырять осколком стекла ладошки, чтобы побрататься кровью. Я отобрал осколок и выгнал пацанов на полянку.

Ярослава тоже нашел в кустах, но в других, где он самозабвенно целовался с нашей Натальей. Ситуация была щекотливой, поэтому подзатыльники дал обоим деликатные и объяснил, что с поцелуями нужно подождать годика два или хотя бы один.

Собрав отпрысков Толяна в полном составе на «плацу», сообщил им о смене дислокации. Самые младшие (четырехлетние близнецы Сашка и Пашка) дружно заревели, Олег и двенадцатилетняя Катя насупились, а Ярик озвучил общее настроение команды:

- Мы к бабушке Лиде не поедем! - после чего махнул рукой, словно отгоняя комара.

Двухголосый рев внезапно прекратился. Я повернул голову и увидел, что близнецы исчезли!

- Они спрятались, - пояснил парень. И вы их ни за что не найдете, пока не разрешите нам остаться здесь! Мне стало жалко несчастных детишек. Действительно обидно; планировать провести время в туристическом лагере, а оказаться у бабы Лиды в концентрационном. К тому же дети за болезни родителей не в ответе!

Посоветовался с женой и, заручившись ее согласием, принял решение. Позвонил другу (к счастью, у него все еще не отобрали телефон).

- Вообще-то мне идея нравится, - сказал Вербицкий-старший после длинной паузы. - И Томка ее одобрила бы. Но... Вы с Викой хорошо подумали? Все-таки одно дело четверым мозги прочищать, а другое - девятерым!

- Помнишь, что Алентова в фильме «Москва слезам не верит» говорила? Самое трудное - научиться тремя руководить, а потом количество не имеет значения. Так что можете за своих чад не переживать, мы справимся!

- На самом деле я больше за вас с Викой переживаю, - хмыкнул Толян. – Как бы вы с инфарктами нам в больнице компанию не составили.

- Не боись - заявил я. - Все будет тип-топ!

Сказать, что нам с женой приходилось трудно, - ничего не сказать! В общем, вытерпели десять дней — ровно столько, чтобы друзей выписали, и они еще пару суток слегка оклемались в домашних условиях. А потом двумя ходками отвезли детей и пожитки в город.

- Ну, как отдохнули? - поинтересовался Толик, когда я им с Томой по описи сдал младших Вербицких.

- Нормально, — соврал я.

- А мы - просто отлично! — мечтательно протянул приятель. - В больнице так тихо, спокойно... Никто не мешает... Эх, лежал бы и лежал!

 

Понравилась статья? Порекомендуйте ее друзьям!


 

 

 

 

читайте также: