Иди со мной, не бойся

Прозвенел школьный  звонок, и ученики вошли в классную комнату. Светка Шумова вбежала  последней. Она бросила сумку под стол, со вздохом опустилась  на свое место и обратилась к смотрящей на нее подруге.

– Ух,  думала, что опоздаю, но вроде бы обошлось. У Александры и так на меня «вырос огромный зуб», а тут еще и повод подходящий представится – опоздала. Она сразу выдаст: «Шумова к доске». А я же ни черта не знаю. Вот, пожалуйста, вот уже зацокала.

В коридоре послышались четкие шаги Александры Николаевны, пожалуй, единственного учителя в школе, способного поддерживать строгую дисциплину в 10 А классе. Женщина вошла в класс, и  тридцать учеников, в том числе и самые отпетые хулиганы, дружно поднялись со своих мест. Учительница поздоровалась, показала рукой, что можно садиться и, толком не дав никому опомниться, произнесла.

подруги на лавочке

 

– Шумова, к доске!

Девушка выразительно посмотрела на свою подругу, мол, что я тебе говорила и, нехотя поплелась на эшафот.

– Живей, Шумова, живей! – прикрикнула Александра. – Умей ценить мое время и время своих товарищей.

Светка остановилась у доски, переступила с ноги на ногу, бросила беглый взгляд на класс и тихо произнесла.

– Я не готова, Александра Николаевна.

– Что? – изумилась учительница. – И ты спокойненько шла сюда, чтобы сообщить мне эту новость?

– Вы сказали «иди к доске», я и пошла, – спокойно ответила девушка. – Вам никогда не угодишь.

В классе послышались сдавленные смешки, и Александра Николаевна покраснела как свекла.

– Послушай, Шумова, ты школу заканчивать собираешься или как? Ходишь на занятия день через день и когда тебя не спросишь, ты всегда не готова.

– Но я же уже не пионер, чтобы быть всегда готовой, – пробурчала ученица.

Смех в классе усилился, учительница покраснела еще больше.

– Я сейчас кому-то посмеюсь, – пригрозила Александра, обращаясь к классу. – А тебе, Света, должно быть стыдно. Я на тебя такие надежды возлагала. Тебе стыдно?

– Очень, – язвительно ответила девушка.

– Ну, садись, ставлю тебе единицу.

– А почему не двойку?

– А потому что на двойку надо хоть что-то знать.

Шумова пошла на свое место. Едва она опустилась на стул, как ее подруга Ленка Сенькова тут же зашептала.

– Зря ты так. Наплела бы ей что-нибудь, я бы тебе что-нибудь подсказала, глядишь как-нибудь бы и выкрутилась.

– Ты знаешь, Ленка, мне уже все равно, что 2 что 5. Выросла я уже из этих коротких штанишек, двойки, уроки, домашние задания, надоело все.

– А бабушка твоя как?

– Хуже некуда. Полгода лежит парализованная и надежды на улучшение в ее возрасте, сама понимаешь, нет никакой. Мы все вокруг нее измучались.  Чего она хочет, понять невозможно, она же либо кричит, либо произносит какие-то невнятные звуки. Днем еще как-то забывается, а по ночам, словно специально, спать не дает.

– Да, не сладко, – согласилась Ленка. – Слушай, а какая она была вообще по жизни?

Шумова с интересом посмотрела на подругу и задумалась.

– Ну, как тебе сказать? Строгая, жесткая, властная. Конфет нельзя, от них один вред, в садик необходимо ходить для социальной адаптации, гланды надо вырезать, чтобы жить не мешали – вот как-то так.

– Одним словом, она была не айс, – подытожила подруга.

– Ну, да, – согласилась Шумова. – А тебе это зачем?

– Да вот есть такое мнение, что если человек хороший, то он уходит из жизни легко. Вот бабушка моя, например, ничем не болела, легла спать и не проснулась. А все, потому что была она человеком веселым, легким и жизнерадостным.  А вот с твоей  бабулей все намного сложнее.

– Может быть, оно и так, – согласилась Светлана.

– Да кто это параллельно со мной все время разговаривает? – возмутилась Александра Николаевна. – А ну-ка, замолчали все кроме меня.

На некоторое время девчонки притихли, затем Светлана достала из своей сумки блинчик и принялась его уплетать.

– Что ты делаешь? – изумилась ее подруга.

– А ты, что не видишь? Я блинчик ем!

– Я-то вижу, - ответила Ленка. – Ты только плямкай  потише, а то слышно на весь класс.

Шумова доела один блинчик и принялась за второй.

– Вчера поужинать не успела, а сегодня позавтракать, – объяснила она с набитым ртом.

– Чем же ты занималась?

– Как чем? – удивилась Светка. – До вечера сидела с бабушкой, а потом, когда родители меня сменили, встречалась со своим парнем. Помнишь, мы на диком пляже с ребятами познакомились?

– Помню, – подтвердила Ленка. – Был там один такой высокий, спортивный, с красивыми глазами.

– Точно, – подтвердила Шумова. – Это он и есть!

– Правда?

– А я тебе когда-нибудь врала?

– Да, что же это такое! – Вышла из себя учительница. – Шумова, Сенькова, я вам не мешаю?

Ученицы переглянулись и опустили головы.

– Сейчас же выйдите из класса и закройте дверь с обратной стороны!

Ленка Сенькова встала и вытянулась, как шпиль, во весь свой гренадерский рост. Она всегда была выше всех девчонок в классе.

– Я больше не буду, Александра Николаевна.

– Выросла до неба, а ума не треба, – заметил новенький паренек, приехавший из Украины.

Класс пришел в оживление, но учительница приказала всем замолчать.

– А ты что нам скажешь, Шумова? – обратилась Александра к своей, когда-то любимой, ученице.

– Ну, что позавтракать я уже позавтракала, – улыбнулась Светка. – Пойду-ка я домой, чтобы дисциплину не разлагать.

Девушка встала из-за стола, подхватила свою сумку, расправила плечи и спокойно пошла на выход. Ее сопровождали десятки восторженных глаз.

* * * * *

…В следующий раз Светлана появилась в школе через неделю. Ленке показалось, что за этот короткий промежуток времени ее подруга еще больше повзрослела. Теперь на своих одноклассников девушка смотрела как на малых детей. На все их замечания и подколки она ровным счетом не обращала никакого внимания. Ленка слышала, что бабушка ее подруги умерла, но Светлана по-прежнему выглядела уставшей и невыспавшейся.

– Ну, как ты? – Поинтересовалась Ленка Сенькова у своей подруги, когда рядом с ними никого не

было. – По воспаленным глазам видно, что спишь очень плохо.

Дело происходило на уроке физкультуры, где Света Шумова была очень редким гостем.

– Ты не поверишь, но бабушка меня и после своей смерти достает. Вот я и пришла на физру, чтобы хоть  немного развеяться.

В это время учитель физкультуры  Сергей Сергеевич, по кличке Мозоль из-за большого живота, начал перекличку учащихся.

– Как же бабушка  может тебя  доставать, если ее уже похоронили? – И без того длинное Ленкино лицо вытянулось еще больше.

– Представь себе, – нахмурилась Светлана. – Она мне снится каждую ночь.

– Ну, может быть, она скучает по тебе?

– Как же скучает. При жизни, значит, никогда не скучала, а как померла, так сразу и соскучилась.

И тут Ленка заметила, что весь класс смотрит на нее, а Сергей Сергеевич что-то кричит и размахивает руками в их сторону.

– Сенькова, вернись из космоса и опустись на землю! Может быть, ты со своей подругой будешь обсуждать накопившиеся проблемы после уроков?

Ленка быстро извинилась, сказала, что она здесь, и когда преподаватель снова уткнулся в классный журнал, тихо продолжила прерванный разговор.

– Бабушка тебе снится живая или мертвая?

– Снится живая, но я во сне понимаю, что она мертвая, и это меня напрягает.

– Все идем на стадион! – послышался крик Мозоля.– Направляющая Сенькова! Правое плечо вперед, шагом марш!

– Вот, изверг, даже поговорить толком не даст, – пробурчала Ленка и повела класс на стадион.

– Сегодня мы бежим на время 3 километра, – «обрадовал» Сергей Сергеевич. – Сразу говорю, что никакие отговорки не принимаются.

– Да я столько  даже и не пройду, – заявил кто-то из учеников.

– Сейчас легкая разминка, – напомнил учитель. – А потом бег.

Сенькова и Шумова отошли разминаться в сторонку. Убедившись, что их никто не слышит, Ленка продолжила разговор.

– Если бабушка тебе приснилась живой, то я думаю, нет ничего страшного. Может быть, она хочет тебя о чем-то предупредить?

– О чем она может меня предупредить? Что меня за прогулы  могут попереть из школы, это я и без нее знаю.

– А может быть, она не хочет, чтобы ты встречалась со своим парнем? Боится, например, что ты можешь залететь.

– Ну, пусть больше не боится, – хмыкнула Светлана. – Я уже залетела.

– Как? – Изумилась подруга.

– Так вышло. Ребенка решила оставить, на аборт не пойду.

– Ты с ума сошла, а школа?

– Жизнь, Ленка, это самая хорошая школа! На вечернем отделении доучусь. Кстати, он мне предложение сделал. Я согласилась. Чего не согласиться-то? Парень классный, из обеспеченной семьи. Потом заочно в колледж поступлю, на экономиста. А ребеночек пусть будет, я давно о нем мечтала.

Откуда-то издалека  до них долетел крик Сергея Сергеевича.

– Побежали, девочки, побежали!

Ну, они и побежали.

– Вчера бабуля явилась в каком-то дурацком прикиде, – рассказывала на бегу Светлана. – На голове веночек, платье бесформенное и туфли стоптанные. Я сразу подумала, что там у них ничего хорошего таким, как моя бабушка, не дают. Ходит она повсюду и меня ищет. Я хочу от нее убежать, но не могу – ноги словно ватные. И такая на меня навалилась тоска, прямо хоть волком вой. Она меня заметила, но продолжала делать вид, что ищет. Видно, нравится ей издеваться надо мной!  Потом пошла за мной быстро, как девушка молодая, а я от нее прочь на своих непослушных ногах заковыляла. Расстояние между нами сокращается, слышу, она мне уже в затылок дышит. По телу у меня крупные мурашки побежали. Мне бы закричать, а я не могу. И тут я ее голос услышала, и меня до глубины души пробрало.

– А чего это ты от меня, внученька, убегаешь? – говорит, а в голосе ее прямо сквозит чувство превосходства и ненависти.

Я остановилась, а повернуться боюсь, знаю, что могу увидеть то, от чего и рассудок потерять недолго.  Она стоит и наслаждается моментом. Нравится ей смотреть, как я трясусь от страха. Коснулась она меня своей холодной рукой, и дурно мне стало. Стою и думаю, что сейчас сознание потеряю и в себя уже больше никогда не приду. Ну, если терять больше нечего, то чего же на бабулю свою последний раз не взглянуть? Повернулась я, посмотрела на нее – старуха, как старуха.  Чего ей только надо от меня, непонятно.

– Девочки, вы куда побежали? – послышался крик учителя физкультуры. – Немедленно вернитесь на стадион.

Подруги переглянулись, а затем посмотрели по сторонам. Они действительно в процессе общения сошли с дистанции и стояли теперь посреди огромной лужи.

– Может быть, вы сразу и норматив по плаванью сдадите, – сострил пробегающий мимо одноклассник.

Девушки, не раздумывая, устремились за ним следом.

– Ну, и чего от тебя твоя бабушка хотела? – продолжила общение Ленка, на ходу, очищая свои кроссовки от грязи.

– Я и сама удивилась. «Дай мне денег, сколько у тебя есть», – говорит, а сама ко мне все ближе подходит. Я от нее пячусь, говорю, что у меня ничего нет. «А яблоко?», – говорит она. Смотрю и правда,  у меня в руках откуда-то яблоко появилось.

– И ты его отдала? – взволнованно поинтересовалась Ленка.

– А что мне, жалко, что ли?

– Вот дура. Теперь с тобой может что-нибудь нехорошее случиться или заболеешь чем-нибудь. У меня дома есть старинная книга «Толкователь снов». В ней написано, что покойнику, явившемуся во сне, нельзя ничего отдавать, а то несчастье случится.

– Ерунда это все, Ленка. Не верю я в это. Ты что, никогда не болела, хоть с покойниками во сне и не общалась? А плохо мне уже давно, так что особо расстраиваться не о чем.

Некоторое время девушки бежали молча. Основная группа их одноклассников двигалась в это время на противоположной стороне стадиона.

– Заболтались мы с тобой, –сокрушалась Ленка Сенькова. – Теперь их уже не догнать. Придется пересдавать этот чертов норматив.

– А по-моему, это они нас догнать не могут, – ответила ей подруга. – Я же на раннем сроке, считай как на допинге, а у тебя ноги вон какие длинные. Кто нас догонит?

– Ну, считай, что успокоила, – усмехнулась Ленка. – Кстати,  сон твой чем закончился?

– Будильником, – ответила Шумова. – Он как раз в это время зазвонил. Смотри, Ленка, чего это наш Мозоль такой счастливый и руками машет?

Девушки стремительно бежали к финишу. Сергей Сергеевич, глядя на свой секундомер, улыбался и показывал руками, чтобы они двигались еще быстрее.

– Наверное, он хочет, чтобы я прямо здесь родила, – со злостью в голосе процедила сквозь зубы Светлана и невероятно ускорилась. Сенькова делала огромные прыжки, и изо всех сил старалась не отставать от подруги.

– Бежать, бежать, бежать до финиша, и не останавливаться потом! – кричал учитель. – Девчонки, да это же рекорд школы за последние 20 лет, да что там школы! Это же рекорд района!

– Ах, чтоб тебя, – выдохнула Шумова, хватаясь руками за бок, в котором нестерпимо закололо.

Через пару минут ее отпустило. Но учиться в этот день уже не хотелось, и Светлана, продолжая охать и стонать, отпросилась домой. Ленка вызвалась ее сопроводить. На улице девушки продолжили разговор на волнующую их тему.

– Может быть,  твоя бабушка хочет, чтобы ты ее помянула? Тогда она и перестанет являться тебе во сне. – Ленка поддерживала свою подругу под руку, а та еле двигалась с перекошенным от боли лицом. Но едва они зашли за угол, как Светлане сразу полегчало, и она тут же освободилась от опеки своей подруги.

– То есть, если я тебя правильно поняла, ты предлагаешь мне выпить?

Ленка покраснела от смущения.

– Не выпить, а помянуть, и не сейчас, а когда бок заживет.

Светка улыбнулась и развернула подругу лицом к себе.

– Ну, бок считай уже прошел, а вот вина красного надо будет взять. Ты же не хочешь, чтобы я опять всю ночь не спала? Молчи-молчи, по глазам вижу, что не хочешь. Вот тебе деньги. Возьми на все вина, сыра и шоколадку.

– А если мне не дадут?

– Как не дадут? Ты же ростом выше многих мужиков! Хотя, если честно, личико у тебя и, правда, какое-то детское. Ну, ладно, сейчас исправим.

Шумова достала из своей сумки косметичку и принялась разукрашивать свою подругу, придавая той взрослый вид.

– Только не очень вульгарно, - попросила Ленка. – А то я стану похожа на…

– Ты будешь похожа на молоденькую и симпатичную девушку, – перебила ее Светлана, а через несколько минут добавила. – Ну, прямо куколка!

Подруга взглянула  в зеркальце.

– А ты знаешь, мне очень даже нравится!

– Ладно, пока к тебе не стали приставать прохожие мужики, давай дуй за вином. А потом рванем ко мне. У меня сегодня свободно.

Через двадцать минут Ленка подошла к своей подруге, отягощенная пакетом с провизией.

– Знаешь, Света, думала я, думала, все-таки надо твоей бабушке свечку поставить.

– А нас с бутылками туда разве пустят? Ты же вон – идешь и гремишь ими на всю улицу.

– Если тихо зайти, то никто ничего и не заметит.

Сказано – сделано, через полчаса девушки поставили Светиной бабушке в ближайшей церквушке свечку за упокой души. Потом они пошли к Светке Шумовой домой и, как следует, помянули покойницу. Как Ленка после этого до своего дома дошла, она, как ни старалась, так никогда и не смогла вспомнить. Мать спросила ее, будет ли она обедать, на что девушка ответила, что она пойдет спать.

* * * * *

…Среди ночи Ленке страшно захотелось пить. Она открыла глаза и увидела, что перед ней стоит Светкина бабушка в том самом наряде, который накануне ей описала подруга. Старая женщина призрачно светилась в темной комнате, она протянула свои костлявые посиневшие руки и потусторонним голосом произнесла:

– Ну, что, девочка, пошли со мной… Не бойся, там тебя ждут…

…Ленка вскрикнула и пробудилась.

… А Светка спала эту ночь, как убитая. Впервые за долгое время.

 

Понравилась статья? Порекомендуйте ее друзьям!


 

 

 

 

читайте также:

 

Как я боролась с «заскоками» невестки

Амур долго целился или Влюбиться никогда не поздно

Бабушка рядышком с внученькой…

Лучше поздно, чем никогда!

Страшное проклятье от родной тетки

Идеальная девушка

Комментарии


Комментариев пока нет. Желаете написать первый?

ваше Имя или Ник

Комментарий