Родила и бросила ребёнка в печь

Валя долго не могла отойти от шока. Ей уже было 43, а снова почувствовала, что под сердцем носит малыша. Уж внуки по двору бегают, а тут же скоро придется с пеленками возиться. Не знала, радоваться счастью или оплакивать свой «залет». И поговорить об этом не с кем. С невестками не хотела, разве они ей советчицы? А муж только что поехал на заработки.

Как и первые две, эта беременность проходила легко. Ноги не отекали, не беспокоила тошнота. Единственное, очень быстро начала набирать вес.

- Мама, ты что-то так круглеешь. Перестань на ночь пироги лопать, а то батя тебя не узнает, как приедет, - улыбаясь, сделал замечание старший сын Дмитрий.

- Ой, хорошо, не буду, - ответила мать и положила на тарелку пирог с маком, который должна была съесть.

Ей действительно ничего так не хотелось, как свежей выпечки. Как магнитом тянуло к пахучему, только что из печи, хлебу. А какие вкусные жарила старшая невестка пампушки! С десяток бы так глотнула - и не наелась.

«Надо с булочками завязывать», - ловила себя на мысли, и только как никого из родных в доме не было, не могла удержаться, чтобы что-то мучное не съесть. Так за четыре месяца набрала десять килограммов.

- Говорил Дима, что ты у нас растешь, - позвонив поздно вечером, начал разговор грубым тоном муж. - Ты же знаешь, я не люблю толстых. Не похудеешь, пока приеду, - будем прощаться, так и знай!

О чем дальше говорил, Валя не помнила. И на следующее утро поехала в райцентр к гинекологу. Просила сделать ей аборт. Однако врач категорически отговорила, потому что было слишком поздно. И просила как можно быстрее стать на учет.

девочка ангелочек

 

 

«Расскажу обо всем Петру. Ну и что, что по телефону, но скажу правду. Пусть порадуется, что снова станет папой. Может, скорее вернется », - подумала. И решила позвонить любимому в воскресенье утром, чтобы не был на работе.

- Привет - едва услышав, как на другом конце подняли трубку, нежным голосом сказала Валя.

- Здравствуйте, - ответил ей женский голос. - А кто это?

Вале язык отняло. «Вероятно, номером ошиблась», - подумала она и перезвонила мужу еще раз. Но ей снова на русском ответила незнакомка.

- А вы кто? - осмелилась переспросила.

- Как кто? Жена Пети, - ответила та.

- А ты в паспорт его, шлюха, загляни, кто «жена», - не дожидаясь от себя такого, выпалила Валя и положила трубку.

Земля уходила из-под ног. Хотелось кричать от отчаяния и обиды. Слезы заливали разгоряченное от гнева лицо. Закрывала его руками. А самой хотелось провалиться сквозь землю, чтобы никто не видел ее обнаженную растерзанную душу.

Сначала собиралась подать на развод. Но прошло несколько дней, и у Вали появилась надежда, что Петр одумается. Поэтому не останется у своей приблудницы, как узнает, что она - та, которая ему более двадцати лет отдавала всю свою нежность и любовь, - в таком возрасте родит ему дитя. Немного успокоилась и стала ждать, когда же Петр приедет домой. Так ему ничего не рассказала.

И снится Вале сон. Маленькая девочка в белой косыночке. С такими кудряшками, как у Петра, и в веночке из полевых цветов. Хорошенький ангелочек. Девочка протягивала к ней свои ручки, а она отвернулась и пошла прочь.

«Доченька будет, цветочек наш, папина потеха», - проснувшись, радовалась Валя. Как всегда утром, она быстро оделась-умылась и побежала кормить кур. Вдруг глядь за калитку - Петр идет! Удивительно, ведь еще полгода не прошло с тех пор как уехал. И взгляд был мрачный. Валя догадывалась почему - видимо, та «жена» бучу подняла. Ну и хорошо, подумала, потому что здесь его окружит лаской и любовью, будет ему не до любовницы. Решила, что и словом не обмолвится о том разговоре - будто ничего и не было.

Поэтому снять напряжение решила признанием. И только вечером лежа в кровати, на одном выдохе произнесла:

- Петр, я беременна ...

Петр вскочил с постели:

- Ах, это я, дурак, корю себя, что на заработках загулял, а она здесь, дома, любовника завела? Потаскуха!

- Это твой ребенок. Опомнись! - умоляла Валя.

И муж слушать не хотел. Обливал жену грязью, ругал последними словами.

На ту ссору прибежали сын с невесткой, которые жили с детьми в другой части дома. Они стали успокаивать отца, доказывали, что у матери никого, кроме него, нету. Но ревность кровью залила Петру глаза. Он не желал слышать правды.

Не дожидаясь утра, Петр стал собирать сумку.

- Противно! Теперь я даже не смогу зайти в этот дом, где ты меня опозорила - не говорил Вале, а резал, как по живому.

растопленная печь с дровами

 

 

Она даже вся дрожала от перенесенного шока, уже даже слова не могла ответить. Была как в каком-то ступоре, и только Петр закрыл за собой дверь, стала бить себя в живот. И так беспощадно, жестоко, что у женщины начались преждевременные роды. В кухне она родила девочку и от отчаяния швырнула младенца в печь, которая еще пахла пирогами на ужин. В трубе догорали дрова. Они и забрали маленькую новорожденную душу.

 

Понравилась статья? Порекомендуйте ее друзьям!


 

 

 

 

читайте также: