Глава 15

Утром Ольховский пришел в агентство  последним. Заснуть в эту ночи ему так и не удалось. Ныла пострадавшая нога, гудела голова и мысли вились в ней беспорядочным роем.

Толик выразительно жестикулируя, рассказывал Наташе  что-то несерьезное, а та лишь изредка кивая и делая вид, что слушает его, прихорашивалась перед зеркалом. Точно по команде они оба прервали свои занятия и уставились на Сергея.

-Доброе утро, - буркнул тот и поплелся к своему столу.

-Что у тебя с ногой? – поинтересовалась Волкова, отложив зеркальце в сторону.

Ольховский слегка поморщился от боли.

 

 

-Да вот вошел в тесный контакт с преступником. По причине внезапности  и полной темноты рассмотреть его лица  не удалось. Интересующие меня документы пропали, нога ноет, голова раскалывается. По-моему все очень плохо!

До Толика постепенно стал доходить смысл происходящего.

- Ты был в клинике?

-Как  ты мог пойти туда, не предупредив нас! – Набросилась  на Сергея Наташа. – Тебя же могли убить!

Ольховский потрогал шишку на своей голове. Ему показалось, что она размером с куриное яйцо.

- Да, други мои, этой ночью я нанес повторный визит в клинику. Но вчера там не лечили, а калечили.

Сергей вздохнул и обратился к Елисееву уже серьезно.

- О Романе Савельеве удалось что-нибудь узнать?

Толик быстро пришел в себя, выразительно прокашлялся, выдержал некоторую паузу и перешел к изложению.

- С самого начала хочу отметить, что мой подопечный имеет немецкую аккуратность. Его день расписан по минутам, и даже флиртовать он начинает и заканчивает в определенное время. Эта его точность существенно облегчила мою задачу.

- На этом вводную часть можешь считать законченной, - перебил его Сергей, морщась, толи от боли, толи от такого вступления. – Переходи к делу.

Елисеев прошелся по кабинету, словно игнорируя замечание своего коллеги. Затем он придвинул стул к столу Сергея, уселся на него и продолжил рассказ.

- Женщин он меняет как перчатки. Порхает как мотылек с цветка на цветок.

- Ой, как это похоже на одного моего знакомого, - усмехнулась Наташа.

- Если женщина с утра не съязвит, то у нее и день, считай, пропал, - парировал Толик.

- Да что с вами сегодня! - Ольховский в сердцах стукнул ладонью по столу.

 – Ты! – Он указал пальцем на Волкову, - сидишь и молчишь!

- А ты! – Он повернулся к Елисееву, - излагаешь четко и ясно, по существу дела! И поменьше красочных эпитетов, мне и так тошно!

На некоторое время в комнате воцарилась тишина, и даже муха на стекле перестала жужжать. Затем Толик победоносно взглянул на Наташу, словно досталось ей одной.

- Ну же, - поторопил его Сергей.

Ольховскому не нравилось, когда львиная доля рабочего времени тратилась на склоки и препирания. Но Сергей  и не догадывался о том, что в его отсутствие оба сотрудника ведут себя иначе. Все дело было в том, что Наташа питала к Сергею самые нежные чувства, а он этого не замечал или делал вид, что не замечает. Толик  постоянно подкалывал ее по этому поводу, но и девушка не оставалась в долгу и отвечала тем же.

-Но есть у Савельева женщина, - продолжал Толик, словно его и не перебивали, - с которой он поддерживает отношения уже много лет. Куколка, скажу я вам…

Елисеев посмотрел на Ольховского. Выражение лица последнего не предвещало ничего хорошего. Тогда не своим голосом и в несвойственной ему манере Толик преступил к изложению в третий раз.

- Уже в течении многих лет Савельев посещает свою знакомую актрису Веру Понамареву. В молодости она была чертовски красива и имела возможность сделать неплохую карьеру, но пристрастие к алкогольным напиткам и противоположному полу сыграло свою роковую роль. Где и как они познакомились, выяснить не удалось, но уже много лет подряд Савельев приезжает к ней в семь часов вечера и покидает ее в семь часов утра.

За все годы не было случая, чтобы он приехал или уехал не вовремя. Ясное дело, что визиты он наносит ей не каждый день, хотя с учетом своего возраста делает это довольно часто. Дежурный вахтер запирает двери подъезда с часу ночи до семи утра.  Автоматически включается сигнализация, и пройти в дом или выйти из него  незамеченным просто невозможно. Двенадцатого и девятнадцатого июля Савельев находился у своей приятельницы и никуда из дома не отлучался. Получается, что на момент совершения преступлений он имеет железное алиби.

- А у меня есть сомнения насчет « железности»  этого алиби, - вмешалась Волкова. – Может быть мы имеем дело со сговором или подкупом?

На несколько секунд Елисеев призадумался, затем лицо его снова просветлело.

- Насчет подкупа не знаю. Но вахтер дорожит своим местом и инструкцию строго соблюдает. Кроме того, на первом этаже живет пожилая женщина, под окнами которой Савельев оставляет свою машину. Она спит очень чутко и окно у нее всегда открыто. Она тоже уверена, что Савельев не выходил из дома.

- Но все-таки убийства происходили, когда он не ночевал дома, - не унималась Волкова.

-А может его кто-то хотел подставить? – Предположил Ольховский. – Хорошо будем считать данный вопрос закрытым. Тебе, Толик, предстоит новое задание. Первую жертву до сих пор не удалось опознать. Возьми ее фото и обойди с ней все ночные кафе и рестораны. Пообщайся с тамошним персоналом, может, что-то сумеешь нарыть. Со времени посадки этой несчастной девушки в машину и до момента ее смерти прошло несколько часов, не исключено, что они провели их в кафе или ресторане. Ольховский хотел сказать еще что-то, но в это время зазвонил телефон, и Наташа сняла трубку.

 

- Это тебя, - обратилась девушка к Сергею. – Очень приятный женский голос.

Детектив взял трубку и постарался придать своему голосу официальный тон.

- Детектив  Ольховский слушает.

Сергей слушал, не перебивая, и уже по выражению его лица стало ясно, что случилось что-то ужасное. Спустя пару минут он сухо попрощался и положил трубку.

- Этой ночью был убит профессор Светлов. Смерть наступила в промежутке между одиннадцатью и двумя часами ночи. Причина смерти перелом шеи и последующее удушение.

Толик и Наташа переглянулись. Молодой человек слегка покраснел, лицо девушки, напротив, приобрело несвойственную ей бледность.

- Это снова он, - дрогнувшим от волнения голосом произнесла девушка.

- Судя по всему, да, - поддержал ее Ольховский. – Это дело рук одного и того же мерзавца.

Толик хотел закурить, но от волнения никак не мог найти зажигалку. Лишь с третьей попытки он обнаружил ее в заднем кармане своих джинсов.

- Как ты думаешь, Серега, а смерть профессора не связана с твоим визитом к нему?

Ольховский смотрел в окно, но мозг его напряженно работал.

- Преступник либо знал, либо догадался о моих планах. Он, скорее всего, следовал за мной по пятам и воспользовался моей услугой, я точно для него открыл сейф. Теперь папка у этого негодяя, а я могу попасть под подозрение. Я даже не знаю толком, видели  меня охранники или нет? Меня не покидает ощущение, что убийца читает мои мысли. Где бы сейчас я находился, если бы пришел в сознание минутой позже и оказался в руках охранников?

- А где нашли тело профессора? – спросил Елисеев.

- За городом в лесополосе.

-Что-то он даже не стремится отвести от себя подозрение.

-Если он безумен, то логики в его поступках искать не стоит,- Наташа последний раз посмотрелась в зеркальце и спрятала его в сумочку.

-Или он уверен в своей безнаказанности, - продолжал размышлять Ольховский, расхаживая по кабинету.- Профессор его знал и не побоялся поехать с ним за город. Кроме сломанной шеи других повреждений на его теле нет. Между убийцей и Светловым была какая-то связь, а в папке наверняка был ключ к разгадке.

- Может быть, преступник был ассистентом профессора или одним из его пациентов? – вопросительно подняла брови Наташа.

Елисеев и Ольховский переглянулись, потом разом уставились на Наташу.

- А ты знаешь, Серега, в рассуждениях женщины иногда проскальзывает логика, - улыбнулся Толик.

Лицо Наташи раскраснелось и глаза заблестели. Ей казалось, что находится на верном пути.

-Правая рука профессора – доктор Калинин.  Он присутствует почти на всех операциях и наверняка знает о всех тайнах, которые скрываются в клинике. Вот кто сможет нам помочь. Я могу его вывести на откровенный разговор.

-С завтрашнего дня перевожусь в секретари, - Елисеев улыбался во весь рот. – В детективах мне больше делать нечего.

Ольховский, напротив, был очень серьезен. Мысленно он поблагодарил девушку за выдвинутую идею, а вслух сказал.

- Не спеши, Ната, тут дело очень опасное.

-То есть ты хочешь сказать, что доктор Калинин...

-Я лишь хочу сказать, что торопиться не стоит.

Ольховский подошел к телефону и набрал номер клиники.

- Добрый день, я могу поговорить с доктором Калининым?

- Подождите минуту, - раздалось в трубке и время словно остановилось. «Только бы его застать», - повторял про себя Сергей.

-Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он услышал голос доктора.

- Да, я вас слушаю.

- Добрый день, доктор. Вас беспокоит детектив Ольховский. Я хотел бы задать вам пару вопросов?

На другом конце провода не было слышно ни звука.

- Алло, доктор, вы слышите меня?

Послышался тяжелый вздох прежде, чем Калинин заговорил.

- Я не стану отвечать на ваши вопросы, детектив.

Ольховский опешил:

- Простите, доктор, я не совсем вас понимаю…

- Понять меня не трудно, детектив, - перебил его Калинин. – У меня двое детей, и жена беременна третьим. Я не имею права совать свою голову в петлю. Прощайте.

И он положил трубку.

 

страницы романа:

1 || 2 || 3 || 4 || 5 || 6 || 7 || 8 || 9 || 10

11 || 12 || 13 || 14 || 15 || 16 || 17 || 18 || 19 || 20

21 || 22 || 23 || 24 || 25 || 26 || 27

Понравилась статья? Порекомендуйте ее друзьям!


 

 

 

 

 

 

 

 

читайте также:

Комментарии


Комментариев пока нет. Желаете написать первый?

ваше Имя или Ник

Комментарий