Глава 19

Машина Ольховского остановилась у массивных металлических ворот. Детектив посигналил, и через некоторое время увидел перед собой уже знакомого охранника. Узнав о цели визита, мужчина отправился к хозяевам дома с докладом. Время тянулось мучительно долго, и когда Ольховский уже собирался посигналить еще раз, ворота начали бесшумно разъезжаться.

Машина въехала в мощенный тротуарной плиткой двор, и ворота за ней тут же закрылись.

-Ничего себе, - произнесла журналистка оглядываясь по сторонам.

-Что круто даже для дочери начальника ГУВД? - улыбнулся Ольховский  открывая дверцу автомобиля.

Охранник как обычно был немногословен.

 

 

- Следуйте за мной, - произнес мужчина ничего не выражающим голосом. Куда более выразительными были его мощная спина, невероятно развитые плечи и бычья шея. На его фоне Катя Гребенюк выглядела  крохотной и слабой. Сергей почувствовал жгучее желание защищать ее, хотя она в этом и не нуждалась.

Охранник провел их в гостиный зал, расположенный на первом этаже дома.

-Подождите, пожалуйста, здесь, - произнес он и исчез за дверью.

Гости принялись изучать окружающую обстановку. Помещение, в котором они в настоящее время прибывали, было столь велико, что находясь в одном его конце, сложно было различить изображение на экране домашнего кинотеатра, расположенного в конце противоположном. С  центра потолка спускалась многоярусная люстра по своему убранству и великолепию достойная дворца или музея. Наружная стена зала была сплошь стеклянной. Музыкальный центр с четырьмя напольными колонками по углам  мог легко превратить гостиную в танцевальную площадку, благо места было больше, чем достаточно.

 Любители крепких напитков могли здесь обнаружить довольно содержательный бар, а любители тепла и уюта раритетный камин и несколько мягких удобных кресел в непосредственной близости около него. Но сейчас был разгар лета, в доме находилась тяжелобольная  женщина, и обитателям дома было не до камина и не до развлечений.

- Могу я попросить тебя, Сергей, чтобы ты  сразу не сообщал всем о моей профессии?- поинтересовалась журналистка.

-Пожалуйста. Только я не вижу смысла в том, чтобы делать из этого какую-то тайну.

Больше они не общались до прихода хозяйки дома.


* * * * * * *

-Добрый день, - услышали молодые люди высокий приятный голос и, обернувшись, увидели  входящую в гостиную Елену Савельеву. Если появление журналистки в детективном агентстве вызвало настоящий фурор, по крайней мере, среди его мужской половины, то здесь на фоне невесты миллионера Катя Гребенюк выглядела несколько бледновато. Лена понемногу оправилась от свалившихся на нее потрясений и приобрела некий лоск, который выгодно отличает великолепную девушку от девушки просто красивой.

- Добрый день, Лена, ответил Сергей. – Позвольте представить вам мою хорошую знакомую Катю Гребенюк.

Журналистка в знак приветствия слегка наклонила голову и очаровательно улыбнулась.

- Очень приятно, - ответила Лена довольно прохладно. Но мы уже знакомы, хотя и заочно. Я видела Катины репортажи, да и она, как мне кажется, слышала обо мне.

- Да это именно так, - согласилась Гребенюк. – Но теперь мы познакомились поближе.

-Я же говорил, что скрывать твой род деятельности бесполезно, - обратился к Кате Сергей.

- Ну, раз так, - отозвалась девушка. – То мне остается только обратиться  к вам  с просьбой, Елена, чтобы вы позволили пообщаться нам с Лидией Яковлевной. Как, кстати, она себя чувствует?

- Не хочу вас огорчать, Катя, но ее состояние оставляет желать лучшего. Постоянные головные боли, бессонница и скачущее давление. Но мама любит общаться с людьми и особенно с новыми. Это придает ей сил. Так что, я думаю, вы сможете с ней побеседовать.

Елена  Савельева нажала кнопку вызова охраны, и охранник моментально появился в дверях.

-Узнайте, сможет ли Лидия Яковлевна принять детектива и журналиста?

Охранник испарился словно дым. Оставалось лишь догадываться, как эта гора мускулов способна передвигаться столь стремительно и бесшумно?

- Как продвигается ваше расследование, детектив? – холодный официальный тон Савельевой показался Ольховскому неприятным. Неприятности добавлял еще и тот факт, что расследование продвигалось с невероятным трудом, да и общение  с адвокатом Алексом Фридманом настроения не поднимало.

Детектив выразительно прокашлялся.

-Дело очень запутанное, но я верю в положительный результат, тем более, что теперь мне еще и Катя помогает.

-Это хорошо, - произнесла Лена таким тоном, что в сказанном ею можно было легко усомниться. – А  вы не испытываете затруднения в денежных средствах? А то мне кажется, что Фридман насколько дотошен,  настолько и скуп.

Ольховский с ужасом почувствовал, что краснеет. Он знал Савельеву совсем другой.  «Неужели присутствие Кати так дурно на нее влияет?» ответ его был лаконичен.

-Все нормально.

В эту минуту появился охранник, и  все присутствующие перевели свое внимание на него.

- Лидия Яковлевна ждет вас.

- Не смею вас больше задерживать, детектив. Всегда  рада помочь вам, если это будет в моих силах.- Лена Савельева была холодна как лед. Она повернулась к журналистке и смерила ее оценивающим взглядом.

- Приятно было познакомиться с вами, Катя.

- Всего хорошего, - ответила ей Гребенюк подчеркнуто вежливо.

Когда они расстались, Ольховский  с облегчением вздохнул. Ему показалось, что еще немного, и девушки подерутся. Взаимная неприязнь возникшая между ними моментально бросалась в глаза. И если Катя Гребенюк еще как-то скрывала свое отношение к новой знакомой , то  Лена Савельева даже не пыталась это делать.

Детектив и журналистка прошли по бесконечно длинному коридору и вошли в комнату Лидии Яковлевны. Женщина находилась в кресле. Глаза ее были полуприкрыты, и поэтому, казалось, что она спит. Медицинского оборудования в комнате стало еще больше. Появилось даже ощущение некоторой тесноты. «Лучше бы в комнате было больше воздуха и света», - подумал Сергей.

В отличие от своей молодой и здоровой дочери, сумевшей быстро прийти в себя,  раздавленная горем и болезнью женщина выглядела неважно. Она заметно похудела и осунулась. И это всего за несколько дней! Бледное изнуренное лицо покрыла паутинка морщин. В этот раз она показалась Ольховскому гораздо старше, и он уже начал думать о том, что ее не следовало беспокоить.

Но вдруг женщину словно что-то подтолкнуло. Она вздрогнула и во все глаза посмотрела на стоящую перед ней Катю. Детектива она словно не замечала. Девушка тоже смотрела на женщину с нескрываемым интересом. Со стороны могло показаться, что между ними происходит какой-то не уловимый слухом разговор.

- Здравствуйте, Лидия Яковлевна, - произнес детектив почти шепотом, точно опасаясь ее разбудить.

-Здравствуйте, детектив, - ответила женщина. Сергея поразил ее тембр голоса. Он стал очень низким, почти мужским. –Хотите, верьте, хотите нет, но я очень рада вас видеть. А что это за юное создание рядом с вами, детектив?  Только не говорите мне о служебных делах. Ставлю сто против одного, что вас связывают не только они. Находиться в обществе такой девушки и не иметь грешных мыслей просто невозможно.

От такого неожиданного напора Ольховский несколько опешил. Как оказалось, Савельева изменилась не только внешне.  Конечно, Сергей мог чувствовать себя более уверенно, если бы услышал такую речь от мужчины, но Лидия Яковлевна была женщиной и женщиной пожилой. Детектив взглянул на журналистку и понял, что ее слова Савельевой нисколько не смутили. Тогда он тоже успокоился.

Между тем  Савельева с неподдельным интересом рассматривала Катю Гребенюк с головы до ног. «Откуда у нее мог появиться интерес к молоденьким девушкам».  

- Я хочу познакомить  вас Лидия Яковлевна с этой замечательной девушкой, которую зовут Катя.

Детективу показалось, что пожилая женщина его не слышит. Тогда он взглянул на журналистку и обомлел. Лицо девушки напоминало застывшую восковую маску, в которой с трудом угадывались такие знакомые ему милые черты. Холодными, как лед пальцами она неожиданно сжала руку Ольховского с такой силой, что причинила ему невероятную боль. Сергею на какой – то миг показалось, что вырваться из плена этих миниатюрных тисков невозможно.

Лишь ценой неимоверных усилий Кате удалось сбросить с себя охватившее ее оцепенение. Девушка часто и тяжело дышала. На ее висках выступили капельки пота, кончики пальцев слегка дрожали и во рту пересохло. Впоследствии Сергей так и не мог вспомнить, был ли на самом деле, или ему только послышался резкий сухой щелчок, который обычно сопровождает электрический разряд. Но он точно мог поклясться в том, что в комнате запахло озоном как после майской грозы. «Однополюсные заряды отталкиваются», - вспомнилось детективу из курса физики.  «Похоже, что эти женщины несут в себе одинаковый заряд. Пока не ясно положительный или отрицательный, но определенно точно можно сказать, что одинаковый. Накопленная в них энергия, наконец – то нашла себе выход».

Детектив почувствовал, что напряжение в комнате начало спадать и немного расслабился. Никогда он еще не сталкивался с подобной реакцией людей друг на друга. Сергей понимал, что сейчас не время заниматься анализом произошедшего, а лучше повернуть разговор в нормальное русло. Он подошел к Лидии Яковлевне, наклонился и, глядя ей прямо в глаза, повторил:

- Это Катя Гребенюк моя хорошая знакомая. Я хочу, чтобы вы познакомились и подружились.

На этот раз он был услышан. Женщина взглянула на него, лукаво прищурившись.

-А я вижу, что хорошая и даже очень.

Женщина с трудом оторвала взгляд от стройных девичьих ног.

-Ну, здравствуйте, Катя.

-Добрый день, - ответила ей журналистка как – то нерешительно.

-Ой! – Спохватилась женщина, - чего же это я? Присаживайтесь, конечно, где вам будет удобно. Простите меня, в этой изоляции я стала совсем плоха.

Гости опустились в мягкие удобные кресла, которые стояли рядом с хозяйкой. После небольшой паузы, возникшей в разговоре, первой нарушила молчание журналистка.

- Лена говорила, что вы неважно себя чувствуете. Может быть, мы можем что-нибудь сделать для вас?

- Спасибо, милая,- ответила женщина. – Вы же видите, сколько тут в комнате всего понапихано. Иногда мне кажется, что и здоровому человеку сделается плохо от такого количества медицинского оборудования. Медперсонала тоже хватает с головой. Но ведь, если здоровья нет, его не купишь не за какие деньги.

Женщина понизила голос до шепота:

- Я не хочу обижать медработников. Все они приличные люди, по крайней мере, те,  что работают здесь. Но я на собственном горьком опыте убедилась, что медицина немного облегчает, хорошо утешает и только лишь иногда вылечивает.

- Лидия Яковлевна, помилуйте, откуда такой убийственный пессимизм? – Детектив хотел подбодрить несчастную женщину, но в данной ситуации это было крайне сложно.

-Если бы вы только знали, Сережа, как тяжело оставаться оптимистом в моем возрасте, сидя в инвалидной коляске.  А чего мне сейчас действительно не хватает, так это простого человеческого общения и внимания. Очень неприятно быть обузой для своей взрослой дочери. Девочке нужно устраивать собственную жизнь. Ее ждет любимый человек в Америке, а она должна сидеть тут со мной… 

И ничего мне не возражайте, - женщина предостерегающе подняла исхудавшую руку. – Я знаю, что это именно так. Поверьте, очень сложно держать возле себя взрослую дочь, но и прогнать я ее тоже не могу.

Неожиданно женщину одолел приступ тяжелого кашля. Журналистка принесла ей стакан воды, Лидия Яковлевна сделала несколько глотков, и кашель стих. Савельева поблагодарила Катю, и тут ее взгляд упал на руки журналистки. Эти руки показались ей хорошо знакомы, а ведь она впервые видела девушку. Женщина хотела что-то сказать, но Катя посмотрела ей в глаза и Савельева испытала приступ сильнейшей головной боли. Лидии Яковлевне казалось, что голова ее раскалывается  на части. Поплыло перед глазами изображение и от моментально подскочившего давления заложило уши.

Савельева постаралась отвлечься от своих мыслей, и боль сразу же отступила.

- Вам плохо?- Сергей встал с кресла и подошел к женщине. – Может, позвать врача?

- Не стоит, Сережа, -Савельева перешла на доверительный шепот. – Вы знаете, я уже столько общаюсь с белыми халатами, что меня  от одного упоминание о них буквально  тошнит.

Катя Гребенюк тоже встала. Косые взгляды пожилой женщины на ее красивые ноги причиняли ей некоторое неудобство.

- Лидия Яковлевна, - обратилась журналистка к Савельевой, - я слышала, что вы обладаете удивительными телепатическими способностями. Для меня эта тема ужасно интересна.

В голосе журналистки детектив услышал плохо скрываемую фальшь, и это ему совсем не понравилось. С какой стати, Гребенюк, старалась выглядеть наивной простушкой?

- Милая моя девочка, - глаза женщины пробежали по длинным стройным ногам, немного задержались на молодой упругой груди и остановились, наконец, на детском ангельски чистом личике. – Мне тоже это очень интересно.

-Вас по-прежнему преследуют видения? – Детектив вернулся на свое место, так как разговаривая с женщиной, стоя, он создавал для нее определенные неудобства.

-Последнее время я почти не вижу снов, но в этом нет ничего удивительного – я почти не сплю. Но обрывки мыслей преступника, запугавшего весь наш город, до меня стали доходить даже во время бодрствования.

- А вы не пытались соединить их в единое целое? – поинтересовался Ольховский.

-Пробовала, но это оказалось крайне сложно, детектив? Но к кое-какому выводу я все-таки пришла.

- И что же это за вывод? – вступила в разговор журналистка.

- Домыслив кое-что самостоятельно, я поняла, что в настоящее время преступник почувствовал тревогу и затаился. Он понимает, что опасность для него уходит именно от вас, детектив. И если он еще не пошел, то в скором времени обязательно пойдет на прямой контакт с вами.

Сергей вспомнил о своем «контакте» с преступником в клинике профессора Светлова, и  рука его невольно потянулась к еще толком не зажившей шишке на голове. «Интересно, что может быть при следующей нашей встрече? А вообще-то следует быть повнимательнее».

Детектив перевел взгляд на журналистку и увидел, что та следит за разговором, затаив дыхание. Девушка от волнения даже слегка подалась вперед.

- Да этого просто не может быть, - возразила Гребенюк. – Какой смысл преступнику выдавать себя?

Лидия Яковлевна снисходительно посмотрела на свою собеседницу.

- Все дело в том, Катя, что преступник  ненормален! Его поведение не всегда логично. Кроме того, он – игрок. Он любит рисковать и навязывать свои правила игры.

- Хорошо, допустим, он ненормален, но почему его до сих пор не могут поймать десятки, или даже сотни умных и здоровых мужиков?

- Это очень хороший вопрос, Катя. Правда, он должен быть адресован не ко мне.  Во-первых, я не врач и не мне судить о том, насколько он ненормален. Говоря о его ненормальности, я имела в виду его образ мышления и поступки. Они явно не вписываются в общепринятые человеческие правила и нормы. Мне кажется, что внешних признаков, указывающих на его отклонения попросту нет.

 Во- вторых, я не исключаю, что наличие маньяка в нашем городе играет кое-кому на руку. С каждым днем растет недовольство общественности. В прессе начали появляться обличительные статьи, направленные в адрес мэра. А на вчерашней пресс-конференции начальник ГУВД Гребенюк прямо заявил, что пора ставить вопрос ребром о недоверии мэру и всей городской администрации и решать в ближайшее время вопрос о досрочном переизбрании мэра.  Как видите, дорогая Катя, все не так просто.

Лидия Яковлевна задыхалась как после бега на длинную дистанцию. Произнесенный женщиной монолог дался ей с большим трудом. Когда дыхание ее восстановилось, она с трудом добавила:

- В нашем городе есть группа лиц, которые готовы  не только не ловить маньяка, но даже сдувать пылинки с его обуви.

Лицо журналистки изменилось до неузнаваемости. Оно побледнело и приобрело какие-то неестественно острые черты. К удивлению Ольховского от былой притягательности не осталось и следа.

- Значит, вы считаете, что коррупция захватила все местные органы власти, - подытожила Гребенюк.- Тогда назовите, пожалуйста, конкретные должности, имена и фамилии.

Лидия Яковлевна глубоко вздохнула и посмотрела прямо в глаза своей собеседнице.

- Я высказала свое предположение по интересующему всех присутствующих здесь вопросу.

Затем женщина слегка улыбнулась и добавила:

-Имена, пароли, явки я естественно выдавать не буду, ибо борьба с коррупцией не мое сугубо личное дело, а работа наших сланных правоохранительных органов. А вы, Катя, ведете себя как самый настоящий дотошный журналист.

И тут у женщины появилась какая-то интересная мысль. Она прищурилась и хитро посмотрела на Ольховского:

- Вы любите сюрпризы, детектив?

-В детстве очень любил.

-А теперь?

-Теперь не очень.

-Жаль. А мне так хотелось сделать вам приятное.

Катя Гребенюк сидела прямо сама не своя. Внутри девушки проходила какая-то непонятная борьба. Наконец она не выдержала и обратилась к Савельевой:

- Вы нас прямо заинтриговали, Лидия Яковлевна, Знаете, я просто обожаю сюрпризы.

Детективу показалось, что от журналистки пошла невидимая волна страшной разрушительной силы. Ему захотелось поскорее покинуть и это помещение, и это общество. Даже его чисто  профессиональный интерес заметно поостыл. «А не выйдет ли этот сюрприз мне боком?»

Лидия Яковлевна выдержала необходимую паузу. Она хотела, чтобы ее последующее заявление прозвучало как можно эффектнее. Когда она наконец убедилась, что  подходящий момент наступил, женщина повернулась лицом к журналистке и, глядя ей прямо в глаза произнесла:

- Я видела лицо преступника!

 

страницы романа:

1 || 2 || 3 || 4 || 5 || 6 || 7 || 8 || 9 || 10

11 || 12 || 13 || 14 || 15 || 16 || 17 || 18 || 19 || 20

21 || 22 || 23 || 24 || 25 || 26 || 27

Понравилась статья? Порекомендуйте ее друзьям!


 

 

 

 

 

 

 

 

читайте также:

Комментарии


Комментариев пока нет. Желаете написать первый?

ваше Имя или Ник

Комментарий