Глава 16

Ближе к полуночи Ольховский направился в бар «Под тополем». Этот поход не был вызван желанием расслабиться и хорошенько отдохнуть. Посещение заведений подобного типа было частью его работы.

Бар располагался в центре города и был излюбленным местом местной молодежи. Слева от него находилась платная автостоянка, а справа рос огромный тополь, который, собственно говоря, и послужил причиной названия. Грохот музыки, доносящийся из бара, разносился по всей округе. В такт ему загоралась и гасла неоновая вывеска «Под тополем». Над входом раскачивался фонарь причудливой формы, выполненный под старину. На уровне груди висел дверной молоток, которым, как показалось Сергею, никто никогда не пользовался. И все-таки, детектив  постучал. Странное дело, в этом грохоте его услышали.

 

 

В дверях появился молодой крепыш толи швейцар, толи вышибала, а скорее всего и то, и другое вместе. На парне была легкая не стесняющая движений одежда. Стриженные ежиком волосы идеально подходили к грубому, словно вырубленному из камня лицу. Он уставился на Ольховского пустым ничего не выражающим взглядом. Весь его вид как бы говорил о величайшем одолжении, которое он оказывал Сергею тем, что терпел присутствие возле себя такого ничтожества. Всю разношерстную публику в баре этот молодой человек делил на две категории. Первая, та которую он слегка побаивался, а следовательно и уважал, включала в себя его хозяина, криминальных авторитетов и крупных милицейских чинов. Ко второй относились практически все остальные, которые по его разумению должны были уважать и бояться его.

Через две секунды Витек, а звали его именно так, понял, что этот худосочный интеллигент на первую категорию ну никак не тянет.

- Мест нет,- произнес Сергей равнодушным тоном, и по его интонации совершенно невозможно было понять -  спрашивает он или утверждает.

Витек слегка напрягся, но через секунду расслабился и изобразил на своем не самом приятном лице некое подобие улыбки. «Зачем бакланешь, интеллигент, если сам все прекрасно понимаешь».

 «В  данной ситуации слова совершенно бесполезны», - подумал детектив. Он молча извлек из кармана крупную денежную купюру и протянул ее стражу, стоящему у дверей. Купюра моментально исчезла, но Витек даже не думал двигаться с места. Он по-прежнему стоял, заполняя собой почти весь дверной проем и нахально улыбаясь. Начатое дело завершила еще одна денежная купюра того же достоинства, и Сергей беспрепятственно вошел в бар.

Здесь царили полумрак, и как уже было отмечено выше, безвкусный  музыкальный грохот. Только стойка, за которой бармен лениво протирал стаканы, была хорошо освещена. Потолок и стены были полностью покрыты деревом, а тускло горящие лампы скрывали плетеные абажуры.

Перед стойкой на высоченных табуретах сидело несколько посетителей. В большинстве своем это были вульгарно накрашенные девицы, не обремененные житейскими проблемами и не страдающие никакими комплексами. Одежды на них было совсем чуть-чуть, и не мудрено, что по их молодым и гибким телам скользили жадные мужские взгляды.

Сергей внимательно осмотрел всех присутствующих и выделил группу молодых людей, державшихся особняком.

Судя по всему, это и была компания поэта Виктора Кудинова. Самого поэта среди них не было.Ольховский подошел поближе и понял, что был прав, услышав неторопливый разговор о поэзии.

В надежде кого-нибудь разговорить  детектив расположился за соседним столиком. Спустя некоторое время от группы интересующих его людей отделилась высокая рыжеволосая девушка, одетая в длинное черное платье. Сергей тут же подошел к ней, и она  услышала его мягкий приятный голос:

- Могу ли я сделать что-нибудь приятное для вас?

Девушка широко раскрыла глаза и посмотрела на него с неподдельным интересом. В заведении  подобного типа такую фразу мог произнести разве что только инопланетянин. А Сергей, не давая ей опомнится, тем временем продолжал.

- Только не желайте малого. Я сегодня в отличной форме и в прекрасном настроении, так что готов как минимум на подвиг.

Напряжение быстро сошло с лица рыжеволосой, и она улыбнулась Сергею как старому доброму приятелю.

- Угостите меня мартини, благородный рыцарь.

Он проводил ее к свободному столику в дальнем углу бара и словно факир моментально выполнил просьбу. Точно выполняя какой-то ритуал, девушка лишь коснулась напитка полными ярко накрашенными губами. Затем она откинулась на спинку стула, закинула нога за ногу и едва заметным движением извлекла из своей сумочки пачку сигарет «Аскор».

Элегантным движением Сергей поднес ей зажигалку. Она прикурила, выпустила в потолок тонкую струйку дыма и поблагодарила его. Он понравился ей сразу высокий, поджарый, воспитанный и элегантный. Нет в нем ни пошлости, ни надменности, смотрит прямо в глаза в отличие от большинства мужчин, которым с большим трудом удавалось оторвать взгляд от ее груди. Он не похож на мужчину, ищущего развлечений. Даже когда он широко улыбается, взгляд его остается серьезным. «Интересно, что же его сюда привело?»

Будучи неплохим психологом, Сергей тут же прочел в глазах новой знакомой немой вопрос и понял, что пора переходить к делу. Вся его беда заключалась в том, что он был слишком деловой, вот если бы на его месте оказался Толик Елисеев…

Ольховский прервал свои размышления, и на лице его появилась виноватая улыбка, которая, впрочем, не была лишена обаяния.

-Мне нужна ваша помощь. Простите, я не слишком навязчив?

-Ну что вы, напротив. Мне даже показалось, что я впервые встретила настоящего мужчину. Так что же вы хотите?

Сергей огляделся по сторонам и убедился, что никто за ними не наблюдает, и никто их не подслушивает. Но непонятно откуда появившееся  ощущение чего-то невидимого присутствия сильно тяготило его.

- Я ищу человека по имени Виктор Кудинов. Вы с ним знакомы?

 

В выражении ее лица ничего не изменилось, девушка явно не спешила с ответом. «Может быть, она его не знает или не расслышала имени из-за постороннего шума?» но его опасения оказались напрасными:  рыжеволосая напряженно размышляла.

-Кто вы? – наконец поинтересовалась она.

Детектив почувствовал, что еще толком не начавшийся разговор может быть неожиданно прерван. Все сейчас зависело от его ответа, а точнее говоря от его правдивости. Еще в школе Сергей понял, что совсем не умеет врать. Не стоило этого делать и теперь.

- Я – частный детектив.

Или ее не удивил его ответ, или она хорошо умела скрывать свои чувства.

-Если вы по делу, связанному с убийством Ирочки Клоковой, то я могу вам абсолютно точно сказать, что Витька здесь не причем. Я и следователю это много раз говорила.

Девушка нервно кусала губы и теребила брошку на своем платье. По-видимому, судьба Виктора была ей не безразлична.

Детектив внимательно слушал ее и в то же время думал о чем-то своем.

- А чем вызвана ваша уверенность?- неожиданно поинтересовался  он.

-Я Виктора очень хорошо знаю.

-Но этого недостаточно.

-Я понимаю, но по части доводов у меня всегда было слабовато. А еще, если я разволнуюсь, то тут уж вообще…

Тут девушка умолкла и задумалась. Казалось, что она вообще забыла о присутствии детектива. Но вот на лице ее появились признаки решимости и она глубоко вздохнула:

- Ладно ждите меня здесь и никуда не уходите.

С этими словами она встала и покинула бар. Сергей осмотрелся и отметил про себя, что количество посетителей существенно возросло. Пустых столиков уже не оставалось, а само помещение теперь напоминало огромный муравейник. На какое-то время музыка стихла, но словно набрав необходимый запас энергии, динамики загрохотали  вновь. Возле столика Сергея остановился невзрачный на вид юнец. Он уставился на Ольховского тупым ничего не выражающим взглядом, переступил с ноги на ногу, шмыгнул носом и, стараясь предать своему голосу хоть какой-нибудь внушительности, произнес заранее приготовленную фразу:

Э, мужик, насыпь мелочи.

Сергей неторопливо огляделся по сторонам. Такая банальная ситуация была ему хорошо знакома. Наверняка мальчишка пришел не один и провоцировал Ольховского на конфликт. Не получив достойного ответа, юнец явно осмелел. Он подошел к Сергею вплотную и с вызовом произнес:

- Ты, что, козел, в уши долбишься?

Ольховский схватил наглеца за ворот рубашки, без труда притянул к себе и прошипел в самое ухо:

- Послушай, засранец, беги быстрей домой к мамке, а не то спущу штаны и больно отшлепаю.

-Ах ты, гад! – Мальчишка замахнулся, пытаясь ударить Сергея. Его слабые и вялые движения не представляли никакой угрозы. Без особого труда Сергей перехватил на лету руку хулигана и скрутил ее ему за спину.

-Ой, больно! – закричал мальчишка не столько от боли, сколько работая на публику.

Краем глаза Сергей заметил как от соседней стены отделились две довольно массивные фигуры и направились в его сторону. Один был повыше ростом, с широкими плечами, отлично развитой мускулатурой и лицом боксера. Второй – не менее мощный с бычьей шеей и поломанными ушами напоминал хорошего борца. Обоих обтягивали майки с глубокими выкатами, позволяющими хорошо разглядеть стальную мускулатуру под бронзовой кожей.

- Ты че это ребенку руки крутишь, гад? – поинтересовался первый, не скрывая ухмылки. Он огляделся по сторонам, заметил, что окружающие проявляют интерес к происходящему, и остался этим обстоятельством крайне доволен.

- Обижать маленьких нехорошо, - поучительно добавил второй. – Тебя следует поучить вежливости.

Ольховский понял, что конфликта ему не избежать. Шансы на победу можно было соотнести как один к четырем  и естественно не в его пользу. И все-таки это было больше, чем ничего, да и правда была на его стороне. Сергей решил, что он будет бороться с боксером и если доведется  - боксировать с борцом.

-Шли бы вы лесом, - спокойно произнес детектив, но они пошли именно на него.

Борец немного вырвался вперед. Он и глазом не успел моргнуть, когда огромный деревянный стол врезался ему в живот. Удар получился резким и достаточно сильным для того, чтобы заставить его согнуться пополам.

-Ох,- выдохнул борец и конфузливо покраснел.

В следующее мгновение ему на голову обрушился стул, который после удара уже не подлежал ремонту. Может это было и не очень вежливо, но Сергея это волновало меньше всего. Обычного человека такой удар мог свалить с ног и лишить сознания, но этот «шкаф» лишь затряс головой, приводя в порядок свои немногочисленные мысли. Пока второй противник с удивлением следил за происходящим, Сергей прыгнул на него, желая сбить с ног. К сожалению, полностью совершить свою задумку ему не удалось. Первым его ощущением было то, что он ударился о бетонную стену. Все-таки боксер имел внушительный вес и очень крепко держался на ногах. Он отступил назад на несколько шагов и взмахнул в воздухе руками, стараясь сохранить равновесие. Ольховский поймал боксера за средний палец правой руки и в порыве охватившего его желания доказать свою правоту стал выкручивать его в разные стороны.

Корчась от боли титан начал принимать различные незамысловатые позы. По залу прокатился смех, и посыпались комментарии.

- Эй, бугай, не стой так, а то привыкнешь.

- Тяжело в учении, зато легко в лечении.

Боксер уже почти полностью убедился, что был не прав, и ярким свидетельством тому  была острая боль, сковавшая правую  руку. Жаль, что уделять много времени своему подопечному Сергей не мог. Он понимал, что борец  может быстро прийти в себя и обидеться из-за отсутствия внимания с его стороны. Ольховский действительно оказался прав – тот настолько оправился, что даже перестал трясти своей квадратной головой.

Теперь борец медленно двигался вперед, прекрасно понимая, что противник не так прост, как могло показаться с первого взгляда, и действовать с ним следует аккуратно.

Музыка в зале не смолкала ни на минуту, но почти все присутствующие в баре наблюдали  за происходящим, образовав вокруг дерущихся полукруг. Самые расторопные уже сделали свои ставки и теперь лишь ожидали исхода поединка. Сергей был бы приятно удивлен, узнай он, что даже на него кто-то поставил.

Ольховский понимал, что противника следует держать на дистанции. О том чтобы выиграть у такой «гориллы» ближний бой, он даже и не мечтал. Выбрав подходящий момент, детектив нанес сокрушительный удар противнику в подбородок. Это был красивый и мощный удар, который достиг своей цели. Рука детектива отозвалась жгучей болью, но у борца даже выражение лица не поменялось. «Не нужно было так сильно бить», - пронеслось в голове Ольховского. – «Не слишком ли сильно я его разозлил?» Сергею сделалось нехорошо, когда он представил себе, как этот человек-машина сожмет его в своих «тисках». Голова детектива непроизвольно вжалась в плечи, скорее всего сейчас нею руководила шея, которая не хотела быть свернутой.

В отчаянии Ольховский обрушил на противника град ударов, но на последнего это подействовало как на слона дробина. Борец уверенно двигался вперед, загоняя Сергея в угол и лишая его возможности маневра. Он уже предвкушал победу, когда детектив ударил его по голени острым носком своей туфли. Это своевременное действие существенно поубавило пыл наступающей стороны. Борец запрыгал на одной ноге, пытаясь растереть ушибленное место руками. В это время за его спиной возникла фигура боксера с перекошенным от злобы лицом. Оттолкнув стоящего, а вернее сказать, прыгающего перед ним товарища, титан двинулся на Сергея. Ольховский понимал, что правой он уже не ударит. Оставалось только молиться, чтобы соперник не оказался левшой.

К несчастью эта груда мышц владела обеими руками в совершенстве. Детектив попытался ударить соперника изо всех оставшихся сил, но тот легко ушел от «угрозы» и нанес своей левой  боковой удар такой чудовищной силы, что в глазах у детектива потемнело, а в ушах поднялся колокольный звон как на пасху.

Тут Сергей сразу вспомнил, что собирался с ним бороться, а не боксировать, да в пылу сражения как-то позабыл всю свою стратегию. Ясно было одно – нужно действовать не стандартно, иначе еще один такой удар и…

Детектив швырнул в соперника пару оказавшихся под рукой стульев и снова применил тактику таранящего стола. В конце концов, споткнувшись о валяющийся на полу стул, боксер упал, растянувшись во весь свой красивый рост. Грохот его тела по своей мощности был сопоставим с разорвавшимся где-то неподалеку снарядом.

Боковым зрением Сергей заметил нескольких крепких охранников, наблюдающих за схваткой с нескрываемым интересом, и не собирающихся вмешиваться не при каких обстоятельствах. Рассчитывать приходилось только на собственные силы, которых оставалось «кот наплакал».

Полностью пришедший в себя к этому времени борец метнулся к Ольховскому, оторвал его от пола и перебросил через себя с такой легкостью, словно его оппонент не имел никакого веса. Кое-как сгруппировавшись в полете и, стараясь не думать ни о чем плохом, детектив пролетел несколько метров и грохнулся на пол.

Сергей лежал и ловил себя на мысли, что вставать ему совершенно не хочется. «А может быть согласиться на ничью?»

-Что здесь происходит? – услышал детектив знакомый голос. Толпа моментально расступилась, и он увидел свою новую знакомую – журналистку Катю Гребенюк. Она вошла в центр образовавшегося из зрителей полукруга и повернулась лицом к любопытной толпе. Под ее пристальным взглядом многие опустили головы. Сергей никак не мог понять, как может такая хрупкая на вид девушка так сильно влиять на окружающих. Может сказывалась ее связь с силовыми структурами, но несомненно от нее исходила и какая-то необъяснимая внутренняя сила.

-Быстро расходитесь, - сквозь зубы процедила Гребенюк.  Лицо ее пылало гневом, и глаза, казалось, мечут молнии. Можно было физически ощутить идущую от девушки волну ненависти. Толпа мгновенно потеряла интерес ко всему происходящему и незаметно рассредоточилась по всему залу.

Катя повернулась к Сергею, и в глазах ее гнев сменился на милость. Она помогла ему подняться и дойти до ближайшего стула.

-Извини, у нас так иногда развлекаются. Борьба с провинциальной скукой. Тебе не очень больно?

Она сбегала к барной стойке и вернулась оттуда с кубиками льда, завернутыми в носовой платок.

-Приложи к щеке, а то завтра будешь выглядеть ужасно.

-Спасибо, - поблагодарил ее Сергей. – Спасаешь меня уже второй раз.

Он приложил лед к ушибленному месту и почувствовал необыкновенное облегчение. Детектив отметил про себя, что окружающие держатся от них на почтительном расстоянии и даже стараются не смотреть в их сторону. «Да. Катя удивительная девушка!»

- А ты здесь частый гость? – продолжил он разговор.

-Ну, как тебе сказать? Ведь все в нашем мире относительно. Да я здесь появляюсь скорее по долгу службы, чем по зову сердца. Когда ведешь раздел «Криминальная хроника», посещения таких злачных мест становится необходимостью.

- Вот и у меня такая же история, - детектив криво улыбнулся из-за порядком опухшей щеки.

- А видок у тебя как у Шарапова, - улыбнулась Катя.

-Ерунда. До свадьбы заживет.

И тут лицо ее снова стало серьезным, и на лбу появилась складка несвойственная девушке ее возраста.

- Я слышала, ты искал Виктора Кудинова.

-От тебя ничего не ускользает, Катя. Да искал.

-И что?

Ольховский попробовал отшутиться.

-Когда служебная собака не берет след, мне приходится это делать самому.

Журналистка никак не отреагировала на его шутку. Лицо ее по-прежнему оставалось серьезным.

- Я же задала тебе вопрос.

«Почему это для нее так важно?» Сергей решил взять паузу для размышления.

- Подожди минуточку, Катя, я сейчас. – Через несколько шагов он оглянулся и улыбнулся  ей уцелевшим уголком губ. – И не хмурься, это тебе совсем не идет.

Ольховский направился к стойке бара. Борец и боксер стояли там со скучающими физиономиями. Появление Сергея не произвело на них никакого впечатления. С его стороны тоже не последовало никакой реакции, он был погружен в собственные мысли. «Катя заинтересована в том, чтобы Виктор нашелся. Личный это интерес или профессиональный? Может, она уверена в его виновности? Но ведь недавно она подозревала Романа Савельева». Поразмышляв еще немного, он решил, что девушка недостаточно опытна, но при этом старается изо всех сил. Когда-нибудь она обязательно добьется успеха.

Он вернулся к столику с двумя бокалами полусухого шампанского и вазочкой фруктов.

-Надеюсь, я не ошибся в выборе? Можно было заказать полусладкое, но к нему бы пришлось брать пирожное или печенье и орехи, а ты, я вижу, тщательно следишь за своей фигурой.

Казалось, что черты ее лица сделались мягче, и напряжение немного спало.

- Я равнодушна к сладкому, веду активный образ жизни, и у меня нормальный обмен веществ. Никогда не мучила себя диетами, и в будущем, надеюсь, такой необходимости не возникнет. А тебе не кажется, Сережа, что наш разговор напоминает очень плохонькую телерекламу?

Он внимательно и почти зачарованно смотрел на свою собеседницу единственным не заплывшим после драки глазом. Тонкий черный джемпер выгодно подчеркивал контуры ее безупречной фигуры. Свет падал на ее лицо так, что выгодно выхватывал из полумрака большие умные глаза. Раньше он читал в глазах влюбленность, призыв, обожание, ложь ненависть или страх, но эти глаза были необыкновенны, и прочесть в них какие-либо чувства  было невозможно. Катины глаза полные загадок и тайн его притягивали и отталкивали одновременно.

Словно читая его мысли, девушка томно произнесла:

- Сережа, мои глаза не зеркало души. Они ее тайна!

В следующее мгновение он почувствовал на своей руке ее руку легкую теплую и нежную. Он замер, боясь пошевелиться. Ему, казалось, что если она уберет свою руку, случится что-то непоправимое. Катя это чувствовала и была милосердна.

Последнее время эта необычная девушка все больше и больше овладевала его мыслями. Ему было приятно вспоминать о ней, но как же это мешало работе. Он уже давно привык заниматься самоанализом и поэтому прекрасно осознавал, что испытывает перед этим человеком страх непонятного происхождения.

- Ты очень сильная, Катя. Разогнать такое скопление нетрезвого народа далеко не каждому под силу.

Девушка отпила шампанского и съела дольку апельсина. «Стоит ему отвечать или нет? Поймет ли он меня до конца? Вот он смотрит на меня немного наивно. Пусть он немного старше, но что он может понимать о жизни, где каждый ходит по очень тонкой грани?»

-Большинство людей подобны дождевым червям. Они легко гнуться под  давящими на них обстоятельствами и никогда не ломаются. Толпа это скопище дождевых червей, а значит управлять нею – дело нехитрое.

- Любопытное наблюдение, - заметил Сергей. – И как бы цинично оно не звучало, его поддержат многие.

-А вот к тебе, Сережа, это никак не относится. Поэтому жизнь еще набьет тебе немало шишек.

-Спасибо, - усмехнулся Ольховский. – Ты меня обнадежила.

Мимо них не спеша прошла высокая блондинка в облегающих джинсах. Гребенюк проводила ее неравнодушным взглядом.

-Твоя знакомая? – поинтересовался Сергей.

-Нет. Я ее не знаю.

«Если в радиусе двух километров появляются две красивые девушки, между ними, как правило, возникает чувство неприязни», - подумал детектив.

В это время на их столик легла чья-то тень. Сергей обернулся и увидел рыжеволосую. В ее глаза читался укоризненный вопрос: «Как можно было поменять ее общество на общество этой худосочной мочалки?»

Детектив хотел было что-то сказать, но девушка опередила его.

-Виктор сказал, что переговорит с вами, как только у него появится свободное время. Искать его не нужно он отыщет вас сам.

Рыжеволосая презрительно посмотрела на Катю, гордо вскинула голову и пошла прочь.

- Интересно, почему некоторые девушки после минутного знакомства начинают смотреть на тебя как на личную собственность? – размышлял детектив вслух.

- А это, потому что некоторые мужчины сразу позволяют им усесться себе на голову, - ответила журналистка.

- Ну на сегодня пожалуй хватит впечатлений, - детектив поднялся из-за стола. – пойду домой зализывать раны. Тебя проводить?

-Не нужно. Я побуду здесь еще немного.

-Всего хорошего, Катя.

-Спокойной ночи, Сергей.

 

страницы романа:

1 || 2 || 3 || 4 || 5 || 6 || 7 || 8 || 9 || 10

11 || 12 || 13 || 14 || 15 || 16 || 17 || 18 || 19 || 20

21 || 22 || 23 || 24 || 25 || 26 || 27

Понравилась статья? Порекомендуйте ее друзьям!


 

 

 

 

 

 

 

 

читайте также:

Комментарии


Комментариев пока нет. Желаете написать первый?

ваше Имя или Ник

Комментарий